Телеги и гномы

Монолог №3. Сделайте нам сильно

К книге

«Сердце, часы, соитие, море, колыбель». «Часы» - единственное, что хочется вычеркнуть. Значит, окончательно потеряно только время.

Но вы обождите огорчаться и печалиться. Это я так, для задору. На самом же деле Игорь Юганов – поэт, прозаик и эссеист. Многоуважаемый литературный критик Владимир Иткин пишет о «Телегах и гномах» примерно следующее: «При широком жанровом диапазоне (от традиционных лирических стихов до уникального жанра "телеги и гномы"), при опоре на самые разные интеллектуально-литературные традиции (от Л. Шестова и дзенских коанов до К. Пруткова) книга эта, тем не менее, целостна - прежде всего авторским пафосом "додумывания до конца". Книга для всерьез грамотных». Вот что говорят о книге серьезные взрослые люди. И они правы. Но как-то суховато. Хочется вдаться в подробности.
Друзья мои, это книга, у которой умное сердце. Она унаследовала это добрище от своего автора, разумеется. Часто бывает так, что в книге, к примеру, огромное, просто гигантское сердце. Или ума – палата. А вот чтобы и то, и другое, да еще и не в виде просторного романа, где есть место для того, чтобы развернуться и развить и ум, и сердце, пока не кончились страницы, а в форме кратеньких, прямо телеграфных сообщений от автора к себе самому и к своему читателю, - это еще уметь надо. С такой книгой можно строить массу самых разнообразных отношений – ее можно читать насквозь, можно с конца, с середины, со второго раздела, с четвертого; можно зачитывать вслух друзьям, открывая книгу в случайном месте. А можно гадать по ней, как по «Книге Перемен». Задавать ей вопрос, называть номер страницы и строки и – перемолвливаться с автором словечком на занимающие темы.
Спросим Юганова: «Как быть с собою, таким сложным?» и зададим ему страницу - предположим, 182-ую, а строку – 4-ую сверху: «Если хочешь, чтобы бесы оставили тебя в покое, оставь для начала в покое их». Или так: «Отчего мне так неуклюже тут, с вами?», страница 178, 15-ая строка снизу: «Тюрьма запирается тем крепче, чем нестерпимее быть запертым». Или вот – всегда к месту! – «Чужая душа – не потёмки, скорее – сумерки. Иногда вечерние, а иногда утренние».
Юганов поет нам песни, предельно далекие от системы «куплет-припев-куплет-припев-припев-припев-последнее а-а-а». Он говорит нам то коан из пяти слов, то две страницы развернутого мясистого текста, истекающего соком красивой, детализированной мысли:

В головах у разных людей сложены камни различной величины. Мелкие камни приходят в движение часто и безопасно, большие трудно сдвинуть с места, но, потеряв равновесие, они производят значительные разрушения.

– Уж мои-то камни, – подумает здесь читатель, – хоть и сложены довольно устойчиво, но куда как велики, и потому требуют бережного обращения. – Как будто cодержимое его черепа представляет ценность для кого-нибудь кроме него самого!
Впрочем, если камни подолгу не трогать, они обрастают мхами, в расселинах скапливается земля, из семян, занесённых извне, прорастают кусты и деревья – с тем чтобы окрепшими корнями то ли удерживать конструкцию, то ли разрушать, взрывая залежавшееся.
Наивно было бы думать, что камни лежат для того, чтобы между ними неудобно росли деревья, но всё же придётся признать, что эта органическая жизнь более высоко организована, чем дающие ей приют валуны наших представлений и принципов.

Или вот, к примеру:

Наша вселенная сконструирована как странное зеркало. Какие бы (в том числе, и очень разные) духовные сущности ни смотрели (ни смотрелись) в него, отражения, которые они видят, выглядят довольно похожими. Не будь такого зеркала, мы бы вообще не смогли понимать друг друга.

Вы бы знали, как мне сейчас трудно: я пытаюсь описать вам самостоятельную небольшую галактику, выщипывая из нее отдельные звезды не самой большой величины и руководствуясь исключительно собственным глазомером да наобумом. Или пробую накормить вас роскошным пирогом, выщипывая из него изюм и собирая ложкой десертные вишенки с поверхности! А Юганов – это самостоятельная небольшая галактика и вкуснейший шедевр кулинарии одновременно.
Рискните подружиться с нею, с этой диковинной книгой, и вам станет внятно, что философия, «любовь к мудрости», озорная, нежная и пылкая, таится в вас и только ждет подходящего собеседника.


Шаши Мартынова
www.cloudwatcher.ru


Мартынова Шаши
cloudwatcher.ru
18 декабря 2007