Дед Мороз

Резензия на "Дед Мороз. Глубокая заморозка" Эльдара Салаватова

Комиксы — нечастый гость в наших книжных. Тем более, отечественные комиксы. Издатели если и берутся за выпуск, то, как правило, публикуют переводные работы. В этом есть своя логика: западная комикс-индустрия существует более века, наша — делает лишь первые шаги.

Что говорить об издательском процессе, если до сих пор не устоялась элементарная терминология. Комиксисты то и дело порываются расстаться с самим словом «комиксы», заменив его интригующим «рисованные истории» или почтительным «графические новеллы».

По меткому выражению Александра Ремизова, издание комиксов в нашей стране напоминает паровоз в условиях нехватки угля. Появился спонсор — паровоз проехал сотню метров. Давление в котле упало — машина встала. Локомотивная бригада ждёт следующего издателя, подрабатывая кто где.

Тем приятнее, что первое дополнение нашей тематической рубрики мы посвящаем отечественной работе. С некоторым опозданием к нам в руки попал льдисто-синий, вышедший в конце прошлого года, но ещё пахнущий типографской краской альбом «Дед Мороз: Глубокая заморозка».

Каким должен быть герой комикса, чтобы он оказался понятен отечественному читателю? Ориентироваться ли на западный опыт? Вопрос давний и дискуссионный. Авторы «Глубокой заморозки» по-своему решили эту проблему, поместив в центр сюжета известного фольклорного персонажа. Интересно, что, несмотря на сказочный сюжет, главный герой здесь всё-таки взрослый. Видимо, перед нами попытка угодить «и нашим, и вашим». Сама предновогодняя история адресована детям, а вот некоторые шутки будут понятны только родителям.

В канун Нового года в некий город с грузом подарков прилетают с Луны Деды Морозы. Скоро один из них в результате аварии потеряет память, другой обернётся злодеем, мечтающим о мировом господстве. Сюжет вторичный, но подан остроумно и читается на одном дыхании.

На страницах «Глубокой заморозки» не упоминается название огромного заснеженного города, ставшего местом действия. Но ответ найти нетрудно. Достаточно присмотреться к первому же кадру, чтобы различить силуэт сталинской высотки. Чуть дальше встречаем Центральный Телеграф. Ближе к финалу нас ожидает посещение ещё одной столичной достопримечательности.

Условно всю комиксовую графику можно разделить на два типа:
— «аскетичная» (каждый кадр подчинён развитию сюжета — из пункта «А» в пункт «B», ничего лишнего);
— «подробная» (наряду с основными событиями, присутствуют дополнительные истории, которые складываются из многочисленных деталей, доступных при внимательном чтении).

Графика «Деда Мороза» — второго типа. В деталях заключено основное её достоинство, в них же кроется и добрая половина всех шуток. Рисунок крепкий, яркостью порой напоминает рекламную картинку (легко угадать, на какой ниве трудятся художники, пока «паровоз» простаивает на запасных путях). Прекрасно выдержано новогоднее настроение. Читая альбом весной, мы получили редкую возможность перенестись на несколько месяцев в прошлое.

Хороший комикс — это такой комикс, который интересно читать не один раз. «Дед Мороз» вполне подходит под это определение, если не за счёт сценария, то благодаря занятному рисунку.

Паровоз отечественного комиксостроения проехал очередную стометровку. Результат наглядно демонстрирует текущее состояние жанра в нашей стране. Есть энтузиазм, есть талант. Немножко не хватает оригинальности, но если паровоз не остановится, появится и она.


Дмитрий Лященко

BiblioГид

Дмитрий Лященко
BiblioГид
07 мая 2007